Изнасилованная история.

Кто-то из великих сравнил историю с прекрасной девушкой, которая хочет отдаться по любви, но каждый стремится её изнасиловать. Кто только не насиловал русскую историю? Начиная с Владимира Мономаха, власть изменяла ход истории по своему разумению. Это привело к тому, что мы не знаем своей истории, а то, что мы якобы знаем, часто является вымыслом. История Санкт-Петербурга не является исключением.

Начнём с того, что мы собираемся праздновать в мае 2003 года. История сохранила для нас запись, сделанную Петром I: "По взятии Канец... отправлен воинский совет, тот ли шанец крепить или иное место удобное искать (понеже оный мал, далеко от моря и место не гораздо крепко от натуры), в котором положено искать нового места, и по нескольких днях найдено к тому удобное место остров, который называется Люст Елант (то есть Весёлый остров), где в 16 день мая (в неделю пятидесятницы) крепость заложена и именована Санкт-Питербурх...". Оказывается мы будем праздновать не 300-летие города, а 300-летие Петропавловской крепости. Пётр не собирался здесь строить город, так как у него не было уверенности в том, что он удержит эти земли за Россией. Только после битвы под Полтавой в 1709 году, которую он назвал камнем в основании Санкт-Петербурга, и взятии Выборга в 1710 году, можно было серьёзно говорить об основании города. Строительство города активно и началось только в 1709 году (специального указа об основании города и его названии нет). И только в 1713 году наш город был провозглашен столицей государства.

Несколько слов об основании Петропавловской крепости. Вызывает сомнение участие Петра I в закладке крепости. Некоторые исторические документы утверждают, что в этот день царь был на берегах Свири и инспектировал строительство кораблей. Вызывает сомнение наличие орлов в этом регионе. Я думаю, что закладка крепости не была значительным событием, чтобы на нём присутствовал Петр I, и орла приплели значительно позднее, чтобы придать событию легендарный характер.

Нет ничего страшного в том, что мы будем праздновать не 300-летие города, а 300-летие Петропавловской крепости, но... В русской истории часто возникает "но". В том виде, в каком крепость предстаёт перед нами, она никогда не использовалась по своему прямому назначению. Петропавловская крепость- это тюрьма. Здесь умерли царевич Алексей, Посошков и др. Здесь сидели в заточении Бирон, Остерман, Миних, Радищев, Михайлов, Обручев, Писарев, Чернышевский, Бакунин, Ткачев, Бауман, Горький и многие другие. В 1820 году сюда был заточен весь Семёновский полк. Через крепость прошло около тысячи декабристов, петрашевцы, народники, землевольцы, народовольцы, пролетарские революционеры. Всё это придаёт празднику другой оттенок. Нужно не веселиться, а отдать дань памяти людям, прошедшим эти застенки.

Если создание Петропавловской крепости не вызывает сомнений с точки зрения целесообразности, то основание города вызывает многочисленные вопросы. Идеальное место для города было там, где Охта впадает в Неву. Это давало возможность наиболее эффективно использовать бассейны обеих рек (Охта тогда было полноводной рекой) и избежать трудностей с наводнениями и почвой. Петропавловская крепость прикрывала бы город с моря. Но город стал памятником государственной глупости. Я отмечал раньше, что существует огромная разница между русским народом и русским государством. В летописях отмечается, что между 1060 и 1066 годами вода покрывала окрестности будущего города на 20-25 футов. В 1691 году было большое наводнение в 25 футов (сторожилы утверждали, что такое наводнение случается 1 раз в пять лет). Но Петра I это не остановило. Почему? В 1706 году вода держалась 3 часа, в 1713 году случилось два наводнения, 5 ноября 1715 года вода поднялась на 7 футов и 4 дюйма, в 1721 году 5 ноября Нева затопила весь город и убытки доходили до 7 млн. рублей (около трети государственного бюджета, на эти деньги можно было построить новый город). Я не очень высокого мнения о личности Петра I, но эта глупость была слишком большой даже для него.

Император Петр II после наводнения 12 октября 1729 года решил перенести столицу навсегда в Москву, оставив в Петербурге одно Адмиралтейство и 40000 войска. 10 сентября 1777 года вода поднялась на 10 футов и 7 дюймов, в Гостином дворе вода стояла на 1,5 сажени. 7 ноября 1824 года вода поднялась на 13 футов и 7 дюймов. На бирже убыло сахару 300000 пудов, столько же соли, вина на 0,5 млн. рублей, 900000 пудов муки. Только животных погибло 3600 голов. Дорого русскому народу обошлась царская глупость. А сколько людей было загублено при строительстве города? А сколько сил было затрачено на защиту города от наводнений? При Екатерине II был построен Екатерининский канал. При Александре I- Обводный канал. Сейчас строится дамба. Сколько сил и средств затрачено! А вот будет ли результат? Что является причиной наводнений: вода, которую нагоняет ветер из залива, или речная вода, которую ветер не пускает в залив? Спасёт ли дамба город от наводнений или только уменьшит их величину? Не повторяют ли потомки глупость царственных особ? Эти вопросов не было бы, если бы основатель города был поумнее.

Отмечая 300-летие Санкт-Петербурга, нельзя забывать ещё об одном юбилее. Это 300-летие оккупации здешних земель Россией. Принято считать, что Россия принесла свободу местному населению от шведского рабства. Но так ли это? Россия принесла местному населению крепостное рабство и террор. Да, Россия принесла на эти земли террор. Борис Шереметьев докладывал царю летом 1703 года, что местное население поддерживает шведские войска. Федор Апраксин в 1708 году докладывал, что местное население убивает русских солдат. Все территории были охвачены партизанским движением. Русские войска уничтожали целые деревни, захваченных партизан расстреливали вместе с семьями. Только переселение русского населения из глубины России смогло стабилизировать ситуацию.

Я не ставил себе целью дать полный исторический анализ события, которое вошло в историю как основание Санкт-Петербурга. У меня слишком мало для этого знаний, а русская история имеет слишком много белых пятен. Но меня пугает, что город, который претендует на звание интеллектуальной столицы, не избавляется от белых пятен даже в своей истории.

Возговорит наш царь Алексеич Пётр:
"Подойди ко мне, дорогой Лефорт.
Мастер славный ты в Амстердаме был
Русский царь тебе, как батрак, служил.
Он учился там, как топор держать.
Ты езжай-кось, мастер, в Амстердам опять.
Передай ты всем от Петра поклон.
Да скажи, что сейчас в страшной доле он.
В страшной доле я за родную Русь...
Скоро смерть придёт, помирать боюсь.
Помирать боюсь, да и жить не рад:
Кто ж теперь блюсти будет Питер-град?
Средь туманов сих и цепных болот
Снится сгибший мне трудовой народ.
Слышу, голос мне по ночам звенит,
Что на их костях лёг тугой гранит.
Оттого подчас, обступая град,
Мертвецы встают в строевой парад.
И кричат они, и вопят они.
От такой крични загашай огни.
Говорят слова: "Мы всему цари!
Попадёшься, Пётр, лишь сумей помри.
Мы сдерём с тебя твой лихой чупрын,
Потому что ты был собачий сын.
Поблажал ты знать со министрами.
На крови для них город выстроил.
Но пускай за то знает каждый дом-
Мы придём ещё, мы придём, придём!
Этот город наш, потому и тут
Только может жить лишь рабочий люд".

Сергей Есенин, "Песнь о великом походе".



Hosted by uCoz